Когда в СССР начали танцевать рок-н-ролл?

Известно, что в Америке рок-н-ролл начали танцевать в 1953 году.

В 1954 году новый модный танец  добрался до Европы.

А когда рок-н-ролл докатился до Советского Союза?

Анатолий Васильев, лидер ВИА «Поющие гитары» утверждает, что это произошло в 1956 году: «Я вообще-то на саксофоне играл. А тут - рок-н-роллы! А рок-н-ролла без гитары не бывает. Но так как я был струнником, играл на балалайке и на мандолине, то гитару я освоил быстро. Поэтому как только появлялись новые рок-н-роллы, мы сразу брали их в наш репертуар. Славка Пожлаков пел их замечательно. Колоссально их пел!..

У меня у первого появился звукосниматель. Самопальный, разумеется. У меня был один товарищ, который постоянно что-то изобретал. «Да, я слышал что-то такое: электромагниты, под струны, магнитное поле…» - сказал он. Короче, за лето он сделал мне такую колобашку, которую я на пластилине привешивал под струны на деку. И вот я помню: в зале же жарко, все пляшут рок-н-ролл, скачут, девушек через себя бросают. А воздух – дышать нечем. И от этой жары пластилин начинает размягчаться, потом и вовсе отклеивается, звукосниматель падает - и я остаюсь без звука. Я опять хватаю датчик и  пришпандориваю его обратно…»

К сожалению, то рок-н-ролльное счастье длилось совсем недолго, так как вскоре Станислав Пожлаков был призван в ряды вооруженных сил.

 

Анатолий Васильев. Фото с сайта popsa.info 

Рок-н-ролл бодро шагал по стране. В тот же год он добрался и до Астрахани, где жил Владимир Семенов, будущий музыкант ВИА «Цветы», а тогда – студент техникума, в котором он учился на автомеханика. Разумеется, он увлекался джазом, но, услышав однажды по приемнику рок-н-ролл, влюбился в этот звук и ритм.

«Я на помойке во дворе нашел гитарку, кем-то выброшенную, - рассказывал Владимир Семенов. - На ней всего две струны было. И я на одной струне стал там чего-то потихонечку играть. Мне так понравилось! Я стал учиться играть на гитаре, и, в общем,  этот техникум был мне уже по боку.  Впрочем, с трудом, но я все-таки его закончил. Мы собрали ансамбль и начали играть, как самодеятельность. В основном мы выступали на студенческих вечерах. в мединституте. Наше отечественное мы тоже исполняли. Что нравилось, что уху было приятно, то и играли. У нас хорошо получалось, мы оказались неплохими музыкантами. Всем нравилось…»

 

Ансамбль Владимира Семенова. Сам Семенов - справа, с гитарой. Фото из архива В.Марочкина

Вслед за музыкой к нам пришел и сам танец. Его привезли наши спортсмены из Мельбурна с Олимпийских игр. Именно там американцы познакомили наших олимпийцев с рок-н-роллом, который они самозабвенно отплясывали вечерами в интернациональном клубе. Потренировавшись пару дней, наши спортсмены тоже в совершенстве освоили  этот экзотический для того времени танец.

 

А массовое распространение рок-н-ролла по Стране Советов началось в 1957 году, после фестиваля  молодежи и студентов, который проходил в Москве. Вот что рассказывал барабанщику группы «Мистер Твистер» Валерию Лысенко легендарный стиляга Бэмс, ставший прототипом одного из героев пьесы Виктора Славкина «Взрослая дочь молодого человека»:

«Первый раз я увидел рок-н-ролл, когда был вечер в МГУ на Ленинских горах... Был такой парень, которым я восхищался, - Юра Пак. И вот этот Юра Пак вдруг такой рок-н-ролл сплясал - я обалдел! Я смотрел... я знал его немножко, я проникся к нему большим уважением и благодарностью за то, что он доставил всем нам эстетическое удовольствие. Я пригласил его к себе домой: «Ты обязан, ты должен научить меня танцевать рок-н-ролл!» И он пришел ко мне на Софийскую набережную. У меня была большая комната, метров двадцать, у меня была пластинка на рентгеновской пленке «Рок эраунд зе клок» Билла Хейли - вот под эту музыку он стал меня обучать. Проигрыватель примитивный, на пластинку ставили стакан или фужер, чтобы рентгеновский снимок не загибался... И вот он стал мне показывать эти па, он мне показал примерно десять па, я их все помню, я записывал, зарисовывал, как ногу ставить. Он показал, у меня коряво получилось, но, тем не менее, он одобрил. Я стал повторять, пробовать... Я и сейчас часто в ресторанах танцую рок-н-ролл, последний раз я выступил в Сочи в прошлом году - до упаду! Но вернемся... Через некоторое время после того, как ко мне приходил Пак на Софийскую набережную, у нас в институте готовился вечер, там была девочка, она прекрасно танцевала, и я с ней в паре должен был танцевать рок-н-ролл. Мы провели две или три репетиции. Мы участвовали в студенческом капустнике, сюжет - такая, что ли, золотая молодежь, смотрит на Запад, что ли... Танцуем рок-н-ролл, потом должен был прийти на сцену наш чтец Толя Нейман, читать Маяковского, значит, мы погань такая, все такое, - и смахнуть нас, мы должны были уйти. Такой банальный сюжет. Читал он «О дряни», что ли... И мы просили его почитать подольше, не спешить, чтобы мы потанцевали побольше, чтобы люди посмотрели, все-таки было приятно. Настоящий чистый рок-н-ролл. И мы как-то протанцевали, я даже устал. Нейман затянул, он сам большой любитель рок-н-ролла, ему самому хотелось. Потом смахнул нас метлой, прочитал Маяковского - все было соблюдено, все тогдашние моральные нормы…»

 

Кстати, любопытный штришок того года: в кроссворде, опубликованном в журнале «Огонек», читателям было предложено отгадать фамилию режиссера, который снял фильм «Школьные джунгли». Эти пять букв по горизонтали означают, что и сам фильм, и его автор, и, видимо, песня Билла Хэйли «Rock Around The Clock», звучащая в фильме, должны были быть в ту пору известны массовому кинозрителю. Карандаш легко вписывает буквы в квадратики кроссворда: режиссера зовут Ричард Брукс…