Астрология металла. Матрица Грановского

11 мая 1987 года группа «Мастер» впервые появилась на публике. Это важное событие в истории отечественной рок-музыки произошло в Ленинграде, в СКК «Юбилейный»  в сборной программе «Молодые – молодым», где «Мастер» играл вместе с группами «Рондо», «Браво» и «Зеркало Мира». Продюсер Валерий Гольденберг поставил металлистов завершать эту программу, и «Мастеру» досталась львиная доля успеха. После того как отгремел финальный аккорд «Воли и Разума», публика в одиннадцать тысяч глоток еще очень долго продолжала  скандировать имя своих новых кумиров.

Но сразу же после премьеры начались разговоры о том, что «Ария» распалась потому, что якобы Андрей Большаков хотел уволить из группы Володю Холстинина, а в итоге вышло наоборот – Холстинин выгнал и Большакова, и Грановского. Для того чтобы выяснить, кто же прав, а кто виноват в той старой истории,  пришлось обратиться к астрологии и сравнить конфигурации составов всех групп, в которых играли Володя Холстинин и Алик Грановский.
 

...После своего майского успеха в Питере «Мастер» отыграл аншлаговые концерты в Твери, Воскресенске и Москве (сначала в Центральном доме туриста, а потом во Дворце спорта «Крылья Советов»). Далее планировались гастроли по Волге, но у вокалиста Александра Арзамаскова возникли проблемы со связками. У него голос был низкий, а первая программа «Мастера», написанная еще во времена работы над альбомом «С кем ты?», была рассчитана на высокий голос Кипелова. Саша Арзамасков был просто не в состоянии спеть те ноты, которые Кипелов брал с легкостью, и в конце концов потерял голос.

Тогда Грановский и Большаков вспомнили про вокалиста Гошу Корнеева, который приходил на прослушивания. У этого парня был сильный высокий голос, поэтому Алик с Андреем надеялись, что высокие ноты для него не станут проблемой.

В июле «Мастер» отправился на гастроли по югу Украины. На первых двух концертах в Николаеве Гоша неплохо проявил себя, но, находясь в эйфории от нежданного жизненного успеха, он нарушил одну из заповедей артиста: если хвалят - не верь, если ругают - тоже не верь. Другими словами, перед очередным концертом он выпил лишнего со своими фанатами и оказался не в состоянии выйти на сцену. Разъяренный Гольденберг немедленно купил Гоше обратный билет и отправил его в Москву, а «Мастер» продолжал те гастроли под фонограмму, записанную еще с  Арзамасковым...

Когда «Мастер» вернулся с гастролей домой, поэт Саша Елин привел на прослушивание вокалиста группы «Час Пик» Михаила Серышева, у которого оказался тот же тембр голоса, что и у Кипелова: классический тенор. Грановский и Большаков сразу отметили, что наличие у Серышева именно такого голоса было очень важно, так как времени на то, чтобы развернуть группу в другую сторону, то есть начать писать вещи под другой тембр, уже не оставалось.

В итоге сложилась следующая конфигурация: Кабан (Алик Грановский) - Обезьяна  (Андрей Большаков) – Кот (Валерий Гольденберг) – еще один Кабан (Сергей Попов) – Крыса (Игорь Молчанов) - Петух (Михаил Серышев) – Лошадь (Кирилл Покровский). Если присмотреться, то в основе структуры «Мастера» лежит та же самая комбинация знаков, которая образовалась еще в юношеских группах Грановского.

 Впервые эта конфигурация – назовем ее «матрицей Грановского» - проявилась в 1975 году, когда Алик Грановский, рожденный под знаком Кабана, встретился с гитаристом Сергеем Потемкиным, рожденным под знаком Обезьяны.

«Я тогда играл с гитаристом Гошей Успенским, - вспоминает Алик Грановский, - это был интересный опыт, потому что он играл свои песни, в основном блюзы, а я старался «снимать»  «фирменную» музыку – Grand Funk Railroad, Creedence Clearwater Revival и прочее. Однажды мы с Гошей приехали к Потемкину в гости, на «Динамо». Приезжаем - сидит человек, пьет чай. Потом берет гитару, ставит на магнитофон альбом «Deep Purple» и играет весь альбом от первой до последней песни. Я в первый раз такое видел, чтобы человек без проблем «снимал» Deep Purple «в ноль». Потом он поставил другой альбом, и также, вслед за Блэкмором, его сыграл... И в конце концов тот состав, в котором я играл с Гошей, я покинул, потому что Потемкин был, понятное дело, круче».

Сергей Потемкин вспоминал: «Я послушал, как Алик играет на гитаре, и мне это очень понравилось. Мне захотелось с ним поиграть, но так как они играли вместе с Гошей, то я не стал ничего предпринимать, ничего предлагать. Но через несколько дней мне позвонил Алик и предложил: «Давай вместе играть!» Я немедленно согласился».

Сергей Потемкин, разглядев в юном Грановском талантливого музыканта, на длительное время сделался его ангелом-хранителем, направляя путь своего друга в нужном направлении, сводя его с нужными людьми и подыскивая необходимых музыкантов, порой даже ценой развала собственных проектов.

Потемкин познакомил Грановского с бас-гитаристом группы «Второе Дыхание» Николаем Ширяевым (Кот), который уже несколько лет являлся кумиром Алика. В результате получилась конфигурация (Кабан-Обезьяна-Кот), которая представляла собой классический тригон, то есть связь трех знаков, разделенных интервалом в четыре года. Астрологи считают, что тригон – это наиболее устойчивая и наиболее творческая конструкция из всех, что бывают в небесном «бестиарии». Находящиеся в тригоне люди ведут себя максимально естественно, и это дает чувство комфорта. Такие отношения всегда очень ярко окрашены и, испытав однажды подобные чувства, люди стремятся сохранять их.

Разумеется, эта конструкция образовалась совершенно случайно, ребята просто, что называется, «прикололись» друг к другу. В детстве и юности мы мало думаем о каких-то рациональных конструкциях и стратегиях, этот период обычно основан на  чувственном восприятии мира. Но, видимо, Алик Грановский интуитивно почувствовал, что именно в тригоне он ощущает себя наиболее комфортно, и с тех пор старался воспроизводить эту конфигурацию во всех своих последующих составах.

Некоторое время Сергей Потемкин играл во «Втором Дыхании» лишь эпизодически, но, когда в 1978 году основной гитарист этой группы Иван Смирнов покинул состав, Сергей занял его место. Потемкин уже решил, что настал его звездный час, но вслед за Смирновым группу покинули еще двое основных музыкантов: басист Николай Ширяев и скрипач Александр Юдов. Но Сергей не желал сдаваться и набрал новый состав «Второго Дыхания». Среди тех, кого он позвал в группу, был юный бас-гитарист Алик Грановский. Но когда уже все было готово для начала сейшеновой деятельности, тяжело заболел барабанщик и все труды по созданию нового ансамбля пошли насмарку.  

Тогда Грановский и Потемкин перебрались в группу «Млечный Путь».

Эта группа была создана в 1971 году в недрах Московского института электронного машиностроения. Но к тому времени, как Потемкин и Грановский появились на орбите «Млечного Пути», музыканты первоначального состава этой группы уже закончили свой вуз и были распределены в различные НИИ и КБ, где работа поглотила их без остатка. Из зачинателей ансамбля в группе оставался только гитарист Павел Бабердин (Обезьяна), вместе с которым стали выступать молодые ребята: гитарист и певец Андрей Крустер-Лебедев (Собака), басист Алик Грановский (Кабан), гитарист Сергей Потемкин (Обезьяна) и барабанщик Сергей Шелудченко (Собака).

Как мы видим, в конфигурации этого ансамбля сохраняется лишь фрагмент первоначального тригона: в «Млечном Пути» нет ни одного Кота, зато там присутствуют музыканты, рожденные под знаком Собаки - гитарист Андрей Крустер-Лебедев и барабанщик Сергей Шелудченко. Астрологи считают, что в  исследуемой нами конфигурации Собака - это уравновешивающий знак. Судя по всему, в тандеме Грановский – Потемкин существовали некоторые напряжения, связанные с тем, что Потемкин всегда любил поруководить, а Грановский терпеть не мог, когда им руководят. В итоге в «матрице Грановского» и появилась Собака, призванная стабилизировать напряженные отношения между Сергеем и Аликом. Но,  после того как Сергей Потемкин покинул «Млечный Путь», чтобы пойти работать в профессиональный ВИА, матрица распалась и группа прекратила существование.

Алик Грановский, Андрей Крустер-Лебедев и Сергей Шелудченко в 1980 году организовали новую группу, которая получила название «Смещение». Но, возможно, наиболее значимую роль в создании этого легендарного ансамбля сыграл бывший участник «Млечного Пути» Сергей Жариков, и не только потому, что репертуар «Смещения» в основном составляли песни, написанные на стихи Сергея. И даже не потому, что благодаря связям и знакомствам Жарикова в группу пришла замечательная певица Алеся Троянская (Лошадь). Главное – появление в этой конфигурации  Сергея Жарикова, родившегося под знаком Обезьяны, позволило частично воссоздать первоначальный тригон и возобновить магическое действие «матрицы Грановского». Хотя жизнь «Смещения» была коротка, успех группы оказался настолько фееричен, что о ней до сих пор слагают легенды.

 

Летом 1984 года продюсер Виктор Яковлевич Векштейн задумал собрать молодежный состав ВИА «Поющие Сердца». Векштейн давно мечтал заполучить в состав своего ансамбля певца Николая Носкова, за которым он наблюдал со времени выхода в свет альбома «НЛО» композитора Давида Тухманова и группы «Москва». Поскольку в 1984 году Носков сидел практически без работы, Виктору Яковлевичу без труда удалось уговорить Николая принять участие в новом проекте. За собой Носков привел в группу гитариста Сергея Потемкина, который в свою очередь позвал  своего приятеля Алика Грановского.

«Когда я узнал о предложении Векштейна, я сразу же позвонил Алику, - рассказывает Сергей Потемкин, - потому что с Аликом играть хорошо: приятно и комфортно. То есть ты знаешь, что тебя не подставят. Профессиональный уровень этого музыканта такой, что с ним спокойно. Как в разведке. Мы вместе начинали, вместе тусовались. Мы все время были вместе, но играть удавалось не всегда. Мы больше искали, где бы поиграть, чем играли. У нас все-таки еще сохранялась надежда, что мы сделаем команду и будем играть свою музыку…»

Таким образом, в этом составе вновь воссоздалась полная первоначальная конфигурация «матрицы Грановского»: Кабан (Алик Грановский) – Обезьяна (Сергей Потемкин) – еще одна Обезьяна (Николай Носков) - Кот (В.Я.Векштейн) – Петух (Александр Львов) – Лошадь (Антонина Жмакова).

Эта конфигурация не изменилась и зимой 1985 года, когда Носков и Потемкин покинули группу и на смену им пришли гитарист Владимир Холстинин и певец Валерий Кипелов, рожденные под знаком Собаки, а позже присоединился второй гитарист Андрей Большаков, рожденный под знаком Обезьяны.

Конфигурация первого «арийского» состава была такова: Кабан (Алик Грановский) – Обезьяна (Андрей Большаков) – Кот (В.Я.Векштейн) – Петух (Александр Львов) – Собака (Валерий Кипелов) – еще одна Собака (Владимир Холстинин) – Крыса (Игорь Молчанов) - Лошадь (Кирилл Покровский).

Но автор этой структуры - не Грановский, а Виктор Яковлевич Векштейн, поэтому кроме знакомого нам тригона здесь присутствует и другая конфигурация – квадратура, которая представляет собой конструкцию из четырех знаков, разделенных интервалом в три года. Квадратура обычно является источником постоянных ссор, споров и конфликтов. По всей видимости, Виктор Яковлевич не любил стабильных ситуаций и по каким-то причинам даже считал их для себя опасными. Он предпочитал, чтобы люди вокруг него постоянно ругались, а он удерживал бы их вместе благодаря своим деньгам, связям и искусству дипломатии. Квадратура служила Векштейну инструментом для реализации принципа «разделяй - и властвуй».

Говорят, бывают такие девушки, которые не могут обойтись без того, чтобы не столкнуть двух молодых людей лбами и потом с интересом наблюдать, что из этого получится. Говорят, некоторые политики не выносят кооперативного окружения, им нужен противник, чтобы  показать свою форму, а когда противника нет, они чувствуют себя обескураженными. Строить ансамбли на основе квадратуры – это базовый принцип советских продюсеров, которые считали, что только в хороших ссорах рождается большое искусство. Виктор Яковлевич неизменно следовал этой традиции.

Чтобы противостоять натиску Векштейна, Алик Грановский начал строить уже привычную ему схему защиты, и тогда в группе появились сразу два человека, рожденных под знаком Собаки, – Кипелов и Холстинин. Чуть позже в группу пришел барабанщик Игорь Молчанов (Крыса), который был призван уравновесить негативное влияние певицы Антонины Жмаковой, которая была рождена под знаком Лошади. В итоге именно Молчанов явился наиболее активным инициатором ухода части музыкантов от Векштейна. Если бы не его настойчивость и упертость, то Векштейну, возможно, удалось бы осенью 1986 года удержать будущих участников группы «Мастер».

 В «Мастере» снова проявился знакомый нам тригон: Кабан (Алик Грановский) – Обезьяна (Андрей Большаков)  – Кот (Валерий Гольденберг). Это – естественное развитие ситуации, ведь рок-группа создается для решения задач, которые невозможно решить в одиночку.  А самой простой, надежной и безотказной схемой для реализации коллективных устремлений как раз и является тригон.

 

Когда большая группа музыкантов покинула «Арию», Володя Холстинин принялся строить новую конфигурацию ансамбля, ориентируясь уже на собственную матрицу. Здесь ему пригодился опыт, полученный в 70-е годы, когда он выступал в составе «Волшебных Сумерек».

«Волшебные Сумерки» состояли из четырех музыкантов, рожденных под знаком Собаки, и звукорежиссера Юрия Фишкина, чьим тотемом являлась Змея. Конфигурация, которая соединяет Собаку и Змею на небесном круге, представляет собой угол величиной в 150 градусов и называется аспект. Астрологи считают, что именно в такой конфигурации создаются идеальные партнерские отношения. Змея – изобретатель всякого рода моделей, стратегий и «фишек», а Собака – это руки, которыми Змея реализует все свои задумки. Такая конфигурация лежит в основе многих детективных романов. Таковы, например, Ниро Вульф и Арчи Гудвин - герои американского писателя Рекса Стаута. Ниро Вульф – человек, который способен придумать, что делать в самой безнадежной ситуации. Арчи Гудвин – это человек, который может сделать все, что ему прикажет Ниро Вульф.

Любой астролог скажет, что в творческом деле, где важны интеллект, изобретательность, способность предвидения, со Змеей соревноваться некому. Змея – самая изобретательная и самая творческая из всех зверей Зодиака. Даже в Евангелии говорится: «Будьте чисты, как голуби, и изворотливы, как змеи». Поэтому для ребят, родившихся в год Собаки, люди, родившиеся в год Змеи, часто выступают в качестве учителей. Недаром однажды Володя Холстинин признавался: «Фишкин нас многому научил по жизни. Если бы мне тогда сказали, что мне надо выйти на улицу, остановить машину и договориться перевезти аппаратуру из одного места в другое, я бы никогда это не смог сделать. Нас этом научил Фишкин. Он приучил нас к самостоятельности и к принятию решений. И нам это здорово пригодилось, когда мы стали играть в «Альфе», а потом – в «Арии»…»

Интересно, что Собака с Котом (В.Я.Векштейн) тоже находится в аспекте, меняется лишь разворот угла, поэтому разница между Фишкиным и Векштейном заключается только в том, что Фишкин – стратег, а Векштейн – тактик, Кот лучше, чем Змея, чувствует, где находятся деньги, зато более интеллектуальная  Змея способна разработать длительную концепцию развития группы. Даже когда в 1988 году «арийцы» покинули Векштейна и ушли к Фишкину, конфигурация не изменилась и история продолжилась своим чередом.

 

Все сказанное выше означает, что «Ария» - это продолжение истории «Волшебных Сумерек», группы, в которой начинали играть Холстинин и Дубинин, в то время как «Мастер» является реализацией юношеских устремлений Грановского.

Поскольку у «Мастера» и «Арии» - совершенно разный анамнез, то есть история болезни, то страсти, вызванные расколом группы, бурлили недолго. Осенью 1987 года «Ария» и немецкая группа «Prinzip» совершили тур по крупным городам СССР. На московский концерт «арийцев» и их немецких друзей, который состоялся в спортивном зале «Дружба», «Мастер» приехал в полном составе.

«Мы выпили, - вспоминал однажды Валера Кипелов, - причем прилично выпили, и на этом конфликт наш закончился. Мы решили дружить домами!»

 

(Написано совместно с А.А.Игнатьевым)